Кто из русских похоронен в италии

Войдя внутрь через портал, на котором св. Михаил побеждает дракона, оказываешься поначалу на заднем дворе монастыря.

Кладбище Сан-Микеле разделено на зоны: католическое, православное, протестантское, еврейское.
Вход в первую зону.

Надгробные памятники, как правило, хороши, вот образцы.

Очень много фамильных склепов, вроде этих.

Вот общий памятник.

Какой-то местный ас.

Вход на православное кладбище (Reparto Greco-Ortodosso).

Ухоженности и шика здесь ощутимо меньше.

Зато именно оно является местом международного паломничества — из-за двух могил, расположенных у задней стены.

Слева — дягилевская. По словам итальянского композитора Казеллы, в последние годы своей жизни Дягилев «жил в кредит, не имея возможности оплатить гостиницу» в Венеции, и 19 августа 1929 года «умер один, в гостиничном номере, бедный, каким был всегда». Похороны великого импресарио оплатила Коко Шанель – хороший друг Дягилева, при жизни маэстро дававшая деньги на многие его постановки.

Могила украшена надписью: «Венеция, постоянная вдохновительница наших успокоений» (предсмертные слова Дягилева), тут же лежат балетные пуанты.

Справа от нее покоится прах Игоря Стравинского и его жены Веры.

Кто-то принес маэстро каштанчик.

От православного кладбища направляемся к протестантскому (Reparto Evangelico),

ибо именно здесь следует искать могилу Иосифа Бродского.
Вот она, между двух кипарисов.

Вначале Иосифа Бродского хотели похоронить на православном кладбище, между Дягилевым и Стравинским. Но Русская православная церковь в Венеции не дала согласия, так как не было предоставлено никаких доказательств, что поэт был православным. Католическое духовенство проявило не меньшую строгость.

Вообще-то большие поэты обычно не ошибаются, говоря о своей судьбе. Бродский ошибся.
Молодым написал:

Ни страны, ни погоста
Не хочу выбирать.
На Васильевский остров
Я приду умирать.

Однако в Россию, в Петербург так и не вернулся. Говорят, у него было глубокое убеждение, что нельзя возвращаться назад. Одним из его последних аргументов было: «Лучшая часть меня уже там — мои стихи». Не знаю, на мой слух, звучит не очень убедительно.

Как бы то ни было, теперь он навеки соседствует с могилой Эзры Паунда — изгоя западной цивилизации, заклеймленного за сотрудничество с фашизмом, чьей казни требовали Артур Миллер, Лион Фейхтвангер и другие левые интеллектуалы.

Весь XX век из России по разным причинам уезжали ученые, писатели, поэты, художники и простые люди. В результате, в мире, и особенно в Европе, образовались «русские островки», со своим шармом, культурой, укладом жизни и, конечно же, кладбищами. Продолжая знакомить читателей с местами захоронения наших соотечественников, журнал EUROMAG отправился в Венецию на кладбище Сан-Микеле.

Э миграция из России в XX веке, к сожалению, приобрела, характер обычного явления. Дошло до того, что русские составили вторую по численности диаспору в мире. Само с собой, среди этих миллионов были и выдающиеся люди с мировыми именами, многие из которых вынуждены были покинуть свою страну.

Франция и Италия за XX век стали, пожалуй, самыми «русскими» странами Западной Европы. Еще с XIX века наши поэты, писатели, художники, мыслители и ученые любили на некоторое время, а некоторые и навсегда, ехали в Париж, на Лазурный Берег, к виноградникам Тосканы или теплым пескам Капри. И конечно же, Венеция.

Город на воде всегда привлекал великих людей своей уникальностью и величием, но лишь немногие удостоились чести остаться с ним навсегда. Остров-кладбище Сан-Микеле стал последним домом для многих великих людей, включая и наших соотечественников.

Кладбище Сан-Микеле разделено на зоны: католическое, православное, еврейское. Остров обнесен красной кирпичной стеной, поверх которой – другая стена, из кипарисов, и белый купол церкви пятнадцатого века Сан-Микеле-ин-Изола. Это, пожалуй, один из самых зеленых островов Венецианской лагуны. И самый тихий.

Так как это единственное кладбище в Венеции, городские власти приняли решение позволить хоронить на нем выдающихся людей, жизнь которых была связана с городом.

Этот список «выдающихся» не так велик, хотя и само кладбище назвать большим нельзя. Однако почетное место в одном ряду с Кристианом Допплером, Франко Базальей и Луи-Леопольдом Робером заняли и наши соотечественники.

Безусловно, одним из самых известных в мире русских, похороненных на кладбище Сан-Микеле, является Игорь Федорович Стравинский. Выдающийся композитор, дирижер и пианист был одним из отцов музыкального модернизма и крупнейшим представителем музыкальной культуры XX века.

С 1922 года он жил в Париже. Похоронив в 1939 году мать на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа (о котором EUROMAG писал ранее). На протяжении десятилетий Стравинский активно гастролировал как дирижёр в Европе и США, не раз заезжая в Венецию.

Стоит отметить, что Игорь Стравинский никогда длительное время не жил в Венеции, однако после его смерти в Нью-Йорке власти «города на воде» согласились выделить место для захоронения великого музыканта. Позже рядом с ним была похоронена и жена.

Семья Стравинских оказалась похоронена в так называемой «русской» части кладбища, рядом с могилой еще одного нашего известного земляка Сергея Павловича Дягилева.

Один из основоположников группы «Мир Искусства» и организатор «Русских сезонов» в Париже, Сергей Дягилев должен был стать юристом, однако после окончания университета, занялся искусством.

Уже спустя несколько лет он начал организовывать выставки, на которых знакомил русскую публику с совершенно неизвестными тогда в России мастерами и современными тенденциями в изобразительном искусстве.

В 1908 году состоялись сезоны русской оперы. Несмотря на успех, сезон принёс Дягилеву убытки, поэтому на следующий год он, зная вкусы публики, решил везти в Париж и балет, хотя относился к нему пренебрежительно.

В 1911 году Дягилев организовал балетную труппу «Русский балет Дягилева». Труппа начала выступления в 1913 году и просуществовала до 1929 года, то есть до смерти её организатора.

Умер Дягилев от сахарного диабета, который диагностировали еще в 1921 году. По воспоминаниям современников, он почти не соблюдал предписанную диету, так как все время был занят.

Как и Стравинский, Дягилев почти не жил в Венеции, однако именно этот город он считал неисчерпаемым источником вдохновения для всего мира искусства.

Венеция стала приютом не только для российских, но и для советских эмигрантов. Один из крупнейших русских поэтов XX века Иосиф Бродский также нашел последнее пристанище в Италии.

У поэта, рожденного и выросшего за «железным занавесом», была мечта – увидеть Венецию. Он называл ее идеей фикс, она была навеяна романами Анри де Ренье.

28 января 1996 года поэт умер и был похоронен в США. Предложение о перезахоронении его в России было отвергнуто, однако 21 июня 1997 года могилу поэта все же была перенесена. Последнее пристанище один из выдающихся русских поэтов нашел на кладбище Сан-Микеле в Венеции.

Первоначально тело поэта планировали похоронить на русской половине кладбища между могилами Стравинского и Дягилева, но это оказалось невозможным, поскольку Бродский не был православным. Также отказало в погребении и католическое духовенство. В результате решили похоронить тело в протестантской части кладбища.

На Сан-Микеле похоронен также и Петр Вайль – российский и американский журналист, писатель и радиоведущий, как и Бродский, в 1970-х годах эмигрировавший из Советского Союза.

Умер Петр Вайль 7 декабря 2009 года.

Интересно, что он был составителем нескольких сборников произведений Иосифа Бродского.

«И я поклялся, что если смогу выбраться из родной империи,… то первым делом поеду в Венецию, сниму комнату на первом этaже кaкого-нибудь пaлaццо, чтобы волны от проходящих лодок плескaли в окно, нaпишу пaру элегий, тушa сигaреты о сырой кaменный пол, буду кaшлять и пить, а нa исходе денег вместо билетa нa поезд куплю мaленький брaунинг и не сходя с местa вышибу себе мозги, не сумев умереть в Венеции от естественных причин». (Иосиф Бродский «Набережная неисцелимых»).

На протяжении 19 века Италия для русского дворянства была одним из излюбленных мест отдыха и даже постоянного проживания – тут стоит вспомнить хотя бы Николая Васильевича Гоголя, который прожил в Италии много лет и называл Рим своей второй родиной. Но разумеется, основная волна миграции россиян в Италию пришлась на первую половину 20 века в связи с Октябрьской революцией: наряду с Францией и Болгарией Италия стала одним из центров русской эмиграции. Тем не менее, собственно «русских» кладбищ в Италии не сложилось, однако есть множество русских или православных районов на больших городских кладбищах. О них и пойдет речь в данном тексте.

Тестаччо (Рим)

В Риме возле ворот Святого Павла, по адресу улица Гая Цестия 6, располагается некрополь под официальным названием Римское некатолическое кладбище, которое в обиходе чаще называют «Некатолическое кладбище на Тестаччо» или просто Тестаччо. На протяжении долгого времени иностранцев и иноверцев в этих краях не жаловали и места для погребения им не предоставляли, избавляясь от тел как попало. С приходом более цивилизованных времен местные власти (на тот момент Рим все еще принадлежал Папской области) все же решили создать кладбище для «всех остальных», хотя поначалу и с серьезными ограничениями – особенно сильными они были касательно надгробий. Так или иначе, в течение следующих столетий Тестаччо стало справедливо называется многими одним из самых красивых кладбищ на планете – во всяком случае из числа христианских. Не так давно Тестаччо исполнилось 300 лет, и на его гробницах можно увидеть надписи на множестве европейских языков – в том числе и на русском. Самые ранние из доживших до наших дней могилы с русскими надписями датируются 1790 годом. На протяжение последующих двух веков здесь нашло последнее пристанище множество писателей, православных священников, художников, учёных и дипломатов. Помимо прочих, здесь лежат представители таких известных каждому россиянину семей, как Романовы, Шереметьевы, Чернышевы, Юсуповы, Строгановы, Шуваловы, Толстые, Чернышевых, Раевские: в частности, могильник дочери известного русского поэта Вяземского и крестницы А.С.Пушкина – Прасковьи Вяземской – удалось спасти от ликвидация только усилиями активистов, которые взяли на себя заботу о захоронении.

Помимо этого, на Тестаччо также находится, например, могилы знаменитого художника Карла Брюллова, декабриста Захара Чернышева, дочери Льва Толстого – Татьяны Львовны Толстой, могила художника Алексея Владимировича Исупова. Всего на Тестаччо, согласно архивным данным, покоится свыше восьмисот выходцев из России, хотя могилы многих из них и оказались со временем утрачены: от некоторых остались только таблички или фрагменты саркофагов, а от других – только архивные записи. На протяжении последних лет Посольство Российской Федерации, сотрудничая с различными активистами и спонсорами, способствовало реставрации ряда русских захоронений: в частности, был обновлен памятник Брюллову, надгробие посла в Италии Анатолия Крупенского, камергера Высочайшего Двора Николая Васильевича Поггенполя. Также к реставрации захоронений подключилась и Русская Православная Церковь.

Старое английское кладбище у церкви Санта Мария делла Феде (Неаполь)

Этот некрополь стал первые не-католическим кладбищем в Королевстве Обеих Сицилий в 1826 году — приказ создать его отдал лично король Фердинанд и, что важно отметить, многие были против того, чтобы у иноверцев появилось своё кладбище. Так или иначе, первое некатолическое кладбище возникло и, как следует из названия, поначалу оно предназначалось для английских подданных, однако впоследствие здесь стали хоронить и множество других иностранцев. К сожалению, на данный момент никаких русских надгробий здесь не сохранилось, однако архивные записи свидетельствуют, что в период с конца 19 века по середину 20 века здесь нашли последнее пристанище несколько десятков выходцев из России — их имена числятся в кладбищенском реестре.

Поджореале (Неаполь)

Поджореале — гигантских размеров кладбище, настоящий город в городе, есть свои улицы, аллеи и площади. В восточной части Поджореале располагается аллея Доброй Смерти (Viale della Buona Morta): начиная с 1870-х годов его для захоронений начала использовать русская община Неаполя, благодаря чему вскоре местные стали называть этот район русским (Zona russa). В Zona russa есть не только сохранившиеся надгробия, но даже целые монументы. Например, здесь находится стела с перекрещенными якорем, веслом и орудийным стволом – это памятник лейтенанту А. И. Червинскому, что служил на корвете «Баян» императорского флота. Есть здесь и множество других могил русских военно-морских офицеров: например, плиты с крестами над могилами капитана II ранга А. А. Эбелинга и штабс-капитана П. П. Славинского. Увы, к началу 21 века все эти памятники оказались в разрухе, но с 2010-х годов за их восстановление взялись активисты из местной православной общины – прихожане храма в честь святого апостола Андрея Первозванного.

Новое английское кладбища в Доганелле (Неаполь)

В 1893 году решением Британского консульства старое английское кладбище перестало использоваться для новых захоронений, а ему на замену пришло новое, специально для которого был куплен земельный участок на северной городской окраине. В старой зоне данного некрополя находится небольшой русский участок, где православных подданных Российской империи хоронили вместе с протестантами за неимением лучшего варианта. Наших соотечественников здесь лежит множество десятков, хотя сохранились лишь могилы некоторых из них: в частности, иеромонаха Феофана и капитана 1-го ранга Е. Зайцевского.

Сан-Микеле (Венеция)

В Венеции много достопримечательностей, однако одной из наиболее значимых и при этом наименее известных по праву считается остров Сан-Микеле, который целиком отведен под кладбище. Его история весьма любопытна: еще со средневековых времен, испытывая нехватку земли для захоронений, жители островного города Венеция хоронили мертвых как придётся: в подполах храмов, в подвалах дворцов и вилл, в частных садах и т.д. В начале 19 века похоронное дело, наконец, было урегулировано: захоронения было решено вынести за пределы города и обустроить их на отдельном острове – точнее, на двух: Сан-Кристофоро и Сан-Микеле. Но затем эти два острова, находившиеся в непосредственной близость, объединили в один, засыпав пролив между ними. Уже в 1816 году здесь произошло первое православное захоронение, а вскоре на Сан-Микеле был обозначен отдельный православный участок (Reparto greco) – позже там была построена часовня во имя Св. Николая Чудотворца. Именно на этом участке и хоронили российских мигрантов: всего их здесь оказалось около полусотни. Из числа погребенных здесь знаменитых соотечественников следует назвать великого композитора и дирижёра Игоря Федоровича Стравинского, а также известнейшего театрального деятеля Сергея Павловича Дягилева — организатора «русских сезонов», т.е. гастролей русского театра и балета по Европе, которые происходили в конце 19 — начале 20 века.

Рим, кладбище «Тестаччо»

Есть в Риме удивительная достопримечательность: искусственный холм в форме пирамиды, полностью состоящий из черепков разбитых амфор, в которых хранили оливковое масло. Пирамида существует с античных времён, называется Тестаччо («черепичная гора»). Такое же название носит и кладбище для иностранцев, что расположилось у Черепичной горы. Первое погребение датируется 4 августа 1732 г. Принадлежит оно Уильяму Эллису, казначею английского двора. Среди захоронений XVIII века есть и две русские могилы, принадлежащие подданным России: лютеранину Вильгельму Гроту и православной графине А. А. Чернышовой. В XIX веке Италию стали активно осваивать русские аристократы, представители творческих профессий: художники и писатели, архитекторы и скульпторы. Многие из них подолгу жили в Риме, здесь и умирали. Последним местом для них становилось кладбище Тестаччо. Что ни имя, то страница русской истории, культуры, науки. Здесь могилы министра юстиции Н. В. Муравьёва и знаменитого художника Карла Брюллова, поэта Вячеслава Иванова и певца Ф. Комиссаржевского, артиста А. Санина и генерала П. П. Богаевского. Имена представителей императорской династии Романовых и старинных дворянских родов, а также людей ничем не знаменитых выбиты на богатых надгробиях и скромных памятных крестах и плитах этого кладбища. Всего же удалось установить 789 имён тех, кто упокоился на кладбище Тестаччо.

Венеция, кладбище Сан-Микеле

В полукилометре от великолепной Венеции расположен остров Сан-Микеле. Небольшой островок был в Средневековье пристанищем монахов-бенедиктинцев, построивших монастырь и церковь. Потом монастырь превратили в тюрьму, а в 1807 году Наполеон издал указ об устройстве на острове городского кладбища для усопших венецианцев. Через 190 лет на этом кладбище состоялось погребение поэта Иосифа Бродского. Мечтал он когда-то быть похороненным на Васильевском острове, но не пришлось: земля любимой им Венеции стала последним приютом поэта. Здесь же был погребён Сергей Дягилев, знаменитый организатор Русских балетных сезонов во Франции. Умер в бедности 19 августа 1929 года, похоронен на деньги знаменитой Коко Шанель, его почитательницы и подруги. Справа от могилы Дягилева двойное захоронение знаменитого русского композитора Игоря Стравинского (1971 г.) и его супруги Веры Стравинской (1982 г.).

Остров Капри, Некатолическое кладбище

Небольшой островок Капри находится в Неаполитанском заливе в 10 км от западного побережья Италии. Площадь его невелика, но знаменит он своим многолетним постояльцем и его не менее знаменитыми гостями. Это пролетарский писатель Алексей Максимович Горький, который жил на острове с 1906 по 1913 год. Гостями Горького на Капри были люди известные: писатели Леонид Андреев и Иван Бунин, певец Фёдор Шаляпин, в 1908 и в1910 годах здесь отдыхал В. И. Ленин. В эти же годы на Капри жил и Анатолий Васильевич Луначарский, будущий нарком просвещения СССР. Личная драма навек связала его с островом, а вернее с его кладбищем. В начале января 1908 года у Луначарских родился мальчик, названный, как и отец, Анатолием. Прожил младенец всего 6 месяцев и умер 4 июля. Похоронили младенца на Некатолическом кладбище Капри. На надгробной плите выведено имя: Толя. Похоронены на этом кладбище среди прочих иностранцев и подданные Российской империи и их многочисленные потомки. Среди них выходцы из Польши, Финляндии и балтийских губерний.

Италия, русские воинские захоронения

Вопрос и ответ

С 20 марта 1996 года действует бессрочное межправительственное соглашение о сохранности и содержании мест захоронения военных и гражданских лиц на территориях России и Италии.

Как правило, их хоронят в крипте Собора Св. Петра в Ватикане.

Русские захоронения в Италии: актуальная информация

Ищете информацию по теме – «Русские захоронения в Италии», но не можете найти исчерпывающий ответ? В данной статье мы постарались предоставить подробные данные касательно запроса «Русские захоронения в Италии». Если, после прочтения материала, у вас остались вопросы, звоните по телефону круглосуточной линии: 8 (812) 500-35-77, либо получите консультацию онлайн.

В самой Венеции уже давно нет кладбищ. Ещё Наполеон повелел их вынести на соседние островки по эпидемиологическим соображениям. Поэтому, чтобы увидеть могилу Бродского, мне пришлось пройти целый квест. Сначала нужно сесть на водный трамвай и доехать до острова захоронений под названием Сан-Микеле.

Это только со стороны он кажется небольшим клочком земли, а когда оказываешься там, среди тысяч могил и памятников, то можно и заблудиться. Спасибо учтивым итальянцам, что повесили указатели для русских туристов. На Сан-Микеле похоронен не только Бродский, но и композитор Стравинский, а также антрепренер Дягилев.

Двигаюсь в обозначенном направлении, однако скоро снова начинаю сомневаться, а туда ли я иду. Погост разделен на несколько участков. Самый большой, конечно, отведен католикам. Здесь можно встретить, как помпезные надгробия, так и скромные ниши для урн с прахом.

Второй участок выделен для погребения православных, не только русских. Рядом же Балканы, и в Венеции живет много выходцев оттуда. Нахожу на «греческом участке» могилы Дягилева и Стравинского.

Поскольку к первым двум вероисповеданиям Бродский не относился, его разрешили захоронить в протестантской части, как гражданина США, коим он стал после настойчивой «просьбы» КГБ покинуть СССР. Могила поэта попалась мне на глаза не сразу, — она скромная и ничем не выделяется.

Так почему Бродского похоронили именно здесь, в Венеции? А не в Нью-Йорке, где он умер, или на родине в Санкт-Петербурге, — а такие предложения звучали, да и сам автор как-то написал «На Васильевский остров я приду умирать». Тут сошлось несколько факторов.

Во-первых, писатель очень любил Венецию, часто сюда приезжал и использовал ее образы в своих произведениях. Во-вторых, его единственной официальной женой была итальянка Мария Соццани. В-третьих, кто-то из друзей по смерти Бродского вспомнил такие стихи и увидел в них завещание о месте погребения:

Хотя бесчувственному телу
Равно повсюду истлевать, —
Лишённое родимой глины,
Оно в аллювии долины
Ломбардской гнить не прочь, — понеже
Всё тот же грунт и черви те же.
Стравинский спит на Сан-Микеле,
Сняв исторический берет.

После расстрела в Екатеринбурге российской царской семьи в Европе и США одни за другими стали появляться чудом спасшиеся дети царя НиколаяII в основном это были младшие дети — дочь Анастасия и цецаревич Алексей. Но одной из самых убедительных «дочерей» русского царя стала именно старшая Ольга.

Мы говорили о многих вещах, неизвестных никому постороннему, потому что этим событиям свидетелями были только я и она.

История её «чудесного спасения» стоит особняком даже среди огромного количества фантастических историй, сочинённых «спасшимися от расстрела» Романовыми.

Оказывается, своим бегством она обязана была тайному решению родителей. По её словам, будучи однажды в церкви, возле дома Ипатьева, она молилась коленопреклоненно, когда рядом с ней опустилась на колени девушка в крестьянской одежде и шёпотом предложила обменяться молитвенниками, что и было сделано. Открыв свой новый молитвенник, Ольга прочла короткую записку, приказывающую ей, закончив, немедля отправляться в ризницу. Там её уже дожидалась прежняя «крестьянка», обменявшаяся с ней платьем, и Ольга, никем не узнанная, вышла наружу, где её ждали монархически настроенные офицеры. Они объяснили «великой княжне», что императрица каким-то образом сумела связаться с ними и приказала похитить Ольгу, так как Алексей в любом случае был слишком слаб и вряд ли мог протянуть ещё несколько лет, потому «надеждой монархии» становилась старшая дочь. «Крестьянка» по собственной воле решила умереть за царевну и была расстреляна в Ипатьевском доме в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Великая княжна затем была доставлена во Владивосток, затем — через Китай морем — в Гамбург.

О самозванке, выдававшей себя за великую княжну Ольгу Николаевну, известно достаточно мало. Скорее всего она родилась в Утрехте, Нидерланды. Впервые привлекла к себе внимание прессы во Франции в 1930-х годах, когда, попытавшись выдать себя за великую княжну Ольгу, попала в полицию, была обвинена в мошенничестве, осуждена и вынуждена покинуть страну. Её подлинная личность осталась неизвестной. На суде она назвалась польской шляхтянкой.

Марга Бодтс весьма враждебно относилась к другим «претендентам», выдававшим себя за «спасшихся детей Николая II», и не раз публично именовала «самозванкой» самую известную из лже-Анастасий — Анну Андерсон. Она даже планировала подать на неё в суд, но так и не сделала этого, вероятно, по причине того, что Фридрих Саксен-Альтенбургский поддерживал притязания Андерсон. Правда сама Андерсон в интервью Алексису Милюкоффу как-то сказала, что Бодтс вполне может быть её сестрой. Кроме того, Бодтс признала сестрой Сюзанну Катарину де Грааф — самозванку, выдававшую себя за несуществующую пятую дочь царской семьи.
После этого Марга решила не искушать судьбу и поселилась на вилле у озера Комо (Италия), где много лет жила очень уединённо, наотрез отказываясь от встреч с журналистами. Она умерла в 1976 году от воспаления легких. На её могиле вместо имени была выведена надпись «В память об Ольге Николаевне, 1895—1976, старшей дочери российского императора Николая II». Поскольку Бодтс не имела никого, кто бы мог следить за могилой, в 1995 году надгробие было демонтировано, а останки Бодтс перезахоронены в другую могилу при содействии одной итальянской семьи, которая за ней ухаживала в последние годы.

Венецианцы издревле хоронили усопших, у стен соборов или прямо во дворе. В 1807 году Наполеон Бонапарт издал указ об организации кладбища на островке Сан-Микеле. Здесь нашлось место и для наших знаменитостей.

Первым из известных людей там оказался уроженец деревни Селищи, Новгородской губернии, Сергей Павлович Дягилев . Дягилевские «Русские сезоны» гастролировали по миру с бешеным успехом . Сергею Павловичу ещё не было и пятидесяти, когда врачи поставили диагноз — диабет . Вместо того чтобы пройти курс лечения, он отправился в так называемое музыкальное путешествие в Баден-Баден, Мюнхен, Зальцбург и обожаемую Венецию, где поселился в Гранд-Отеле.

Не успев в очередной раз полюбоваться красотами, 19 августа 1929 года скончался. Денег на захоронение при нём не нашли. Расходы взяли на себя Коко Шанель и французская пианистка русского происхождения Мися Сёрт. Друзья приняли решение захоронить в православной части кладбища Сан-Микеле. На постаменте его могилы лежат балетные туфли и театральные атрибуты.

В 1971 году рядом с великим импрессарио похоронили композитора Игоря Фёдоровича Стравинского. В далёком 1919 году Дягилев заказал Стравинскому балет «Пульчинелла» , с того времени они поддерживали дружеские отношения. Стравинский, гражданин Франции, много раз был в Венеции с концертами и не раз выражал желание быть похороненным именно в «городе на воде». Игорь Фёдорович скончался в 1971 году в Нью-Йорке, но за его необыкновенную популярность власти разрешили его вдове, актрисе Вере Боссе, захоронить маэстро на Сан-Микеле. Через 10 лет Веру похоронили рядом с мужем.

В июне 1997 на «Остров мёртвых» из США привезли гроб с телом поэта Иосифа Бродского. Мастер слова скоропостижно скончался в своём доме в Бруклине от инфаркта. Бродского временно поместили в склеп на берегу Гудзона и более года решали вопрос о месте постоянного захоронения.

Перевезти его в Россию было возможно, власти Санкт-Петербурга прислали приглашение, но вдова, Мария Соццани-Бродская, его отклонила. Друзья и родные решили, что вторым любимым городом Иосифа Александровича была Венеция.